ТАТ РУС ENG LAT
Халык Тукайны олылый, бөекли, инде әллә ничә буын аңа иман китереп, күңелен түгә. Ни өчен? Хикмәт нәрсәдә? Һәр милләт, һәр халык — кавеменең исәбе-санына, җиренең зурлыгы-киңлегенә...

Отрывок из поэмы «Сороковой номер»

Фотография с сайта Национальной библиотеки РТФотография с сайта Национальной библиотеки РТ

Сибгат ХАКИМ

 

…Когда я места сам себе не нахожу,
Когда перо в руке отяжелело,
Часами я по городу брожу
И замечаю вдруг, что прихожу
К большому дому, где иная жизнь кипела.
Когда-то здесь гостиница была.
Шумел Сенной базар… Торговый угол…
Здесь жил Тукай, Поэзия жила,
А номера именовались «Булгар».
Как на свиданье — жду чего-то под окном,
А свет его в ночи как уголь.
Навек священен этот старый дом,
И гроб Сайдашева задел об этот угол…
Жизнь продолжается,
И, словно вечный суд,
С начала века спор жестокий длится:
Тукаем восхищаются, поют.
Его клянут,
Как будто должен возвратиться,
И появления его с тревогой ждут
Фанатики, защитники «традиций»,
Барышники, менялы, торгаши,
Мечтающие обмануть полмира, —
Те самые, из «уголка кяфира»,
Над кем поэт наш посмеялся от души
Цела мечеть, хоть минарета нет,
Она не примет твоего поклона,
Не возвратит, как прежде, твой привет.
А за углом — гараж, автоколонна,
И сквозь столетья
Крики зазывал
Здесь, на углу, я слышу неизменно…
И оживает та эпоха постепенно,
Где все убытки от продажи сена
Народ казенной водкой заливал,
В рассказах душу изливал, бывало…
И времени арба не раз при мне
Своею осью угол задевала
И метки оставляла на стене.
Народ стекался из Уральска и Кырлая,
Родная речь спаяла даль и близь.
Пути народа и пути Тукая
Здесь, на углу, навек переплелись…
                                   Перевод Н. Беляева

Комментарий язарга


*