ТАТ РУС ENG LAT
Халык Тукайны олылый, бөекли, инде әллә ничә буын аңа иман китереп, күңелен түгә. Ни өчен? Хикмәт нәрсәдә? Һәр милләт, һәр халык — кавеменең исәбе-санына, җиренең зурлыгы-киңлегенә...

Первая проба пера

 


После литературного вечера который был организован Камилем Тухватуллиным в медресе «Мутыйгия» г. Уральска, где юный поэт Габдулла Тукай прочитал свое стихотворение уже никто из шакирдов не сомневался, что Габдулла– первый  поэт медресе. Первые его литературные опыты – переводы стихотворений Кольцова, басен Крылова  на татарский  язык. Изучив  арабское  стихосложение, пообщавшись с поэтами, которые иногда приезжали в медресе (Мирхардар Чулпаный, Абделвали  Эмрулла), юный Тукай постепенно входил в мир поэзии. Он пишет на традиционном языке, где много «высоких» арабских слов, лексики фарси. Но Габдулла так любит свой родной язык, что начинает все большее количество стихов писать на живом народном языке. Набрался даже храбрости,  что написал стихотворение о русско-японской войне и отнес его в редакцию газеты «Уралец». Вскоре он хорошо усвоил технику стиха, а рифмы приходили сами собой. В темах и сюжетах недостатка не было.

Вскоре он проявил себя и как публицист с присущим ему тонким юмором и острой сатирической направленностью. Первые его статьи были предназначены для рукописной газеты «Магариф» и журнала «Эльгасрел-джадид» (например, фельетон, посвященный тому же Муртазе Губайдуллину, за подписью «Говорящий правду»).
 
Особенно хорошо писалось ему на берегу Чагана или Урала, когда выпадало свободное время и хотелось побыть в уединении. «Не раз встречал он утренние зори на реке в лодке, входил по росистой траве в тишину ханской рощи. Там, где встречался Чаган с Уралом, среди цветов донника записывал прилетевшие к нему стихи. Было солнце, плавилось серебро двух рек, где-то куковала кукушка. Была трава по пояс, а невдалеке от дороги вдоль неглубоких искусственных канавок росла ежевика и манила сизой красотой; из кустов терновника несся пряный запах созревающей ягоды».

(Р.И. Нафигов)

Урал бежал, сверкая солнцем,
Дорогой вечною одной.
И был он радостным оконцем,
Какой-то музыкой чудной.
Ах, ежевики запах свежий!
И аромат лесной глуши…
В кустах колдует вроде леший,
Над ним смеются камыши.
Забыт костер с ухой простецкой,
Забыт лукавый поплавок.
Поэт в траве с душою детской,
Пересыпает жемчуг строк.

(Р.Нафигов. Из сборника  «Слушай, шепчет что трава», Казань, 2000)

 

(Источник: Абузяров Р.А., Туаева З.И. Уральск в судьбе Габдуллы Тукая. – Уральск: Редакционно–издательский отдел ЗКГУ, 2002. – 128 с.)


Оставить комментарий


*