ТАТ РУС ENG LAT
Халык Тукайны олылый, бөекли, инде әллә ничә буын аңа иман китереп, күңелен түгә. Ни өчен? Хикмәт нәрсәдә? Һәр милләт, һәр халык — кавеменең исәбе-санына, җиренең зурлыгы-киңлегенә...

Творчество Тукая в Уральский период жизни

 


Творчески освоив наследие великих учителей своих — лучших представителей татарской, восточной и русской литературы, Тукай, будучи шакирдом «Мутыйгии», сам берется за перо. Взлететь на поэтический небосклон ему помогает, как мы уже указывали, Камиль Тухватуллин, его преподавательская, издательская, журналистская деятельность.

«Большим поэтом сделала Тукая революция 1905 г. Великие цели вдохновляют на великие дела. Татарский народ вовлекается в общий бурный поток общественного движения, затопивший всю Россию. Все пробудилось, «молодые герои нации потянулись к перу». Среди них – поэт Габдулла Тукай. Острое зрение и чуткий слух Тукая настроены на политическую волну. Вот почему с самого начала творческой деятельности в центре внимания поэта социальные темы – свобода и просвещение. Лирика, сатира и публицистика — именно эти жанры берет поэт на вооружение, ибо эти жанры позволяют ему отразить в своем творчестве во всей полноте смысл и силу социальных потрясений.

Эти бурные годы способствовали возмужанию поэтического таланта Тукая и сделали его подлинным глашатаем народных интересов. От первых стихов, порой звучащих еще слишком декларативно, пестревших фарсизмами и арабизмами, поэт приходит к стихам четким, ясным по своей форме и направленности.

(Сибгат Хаким, из книги «Тукай. Избранное», М, 1971)

«Принимая и применяя в татарской поэзии пушкинский опыт, Тукай ломает, взрывает, обновляет свой инструмент — татарский язык, он с неистовым упоением и радостью реформирует его, очищает от засилья непонятных массам  арабо-тюрко-персидских элементов,  насыщает ее ароматом и сочностью народной речи, поговорками, пословицами.

Перестраивая систему традиционных форм, Тукай гибко применяет размеры, звуковую строфику стиха, развертывает, песенные ритмы  и интонации. Он вводит в поэзию новых героев. Со стихами Тукая  в поэзию пришел безымянный простой человек и заговорил своим остроумным, ироничным языком. Привел Тукай с собой и сатиру — очень редкую гостью в татарской поэзии тех лет. Он по-пушкински прочно связывает литературу с общественной и духовной жизнью своего времени и своего народа и прорывается вперед, обращая взор современников в будущее.

По-пушкински будет разрабатывать Тукай многие проблемы, наполнять свой стих страстным откликом на современность. Это темы поэта и поэзии, это борьба против  мракобесия  и бездуховности.  От Пушкина идет и светлая направленность, интонационная окраска многих стихов Тукая, обращенность к массам, агитационная, пропагандистская страстность.  Вольнолюбие,   нежная и большая любовь к родине, к народным сказаниям и песням, понимание роли и места поэта и поэзии полностью определяют сущность и характер поэзии Тукая, его отношение к искусству, к  жизни, к  современности и к будущему. Связывая литературу с общественной и духовной жизнью своего времени, Тукай прорывается вперед, к новым философским и социальным проблемам.

С головой уйдя в журналистскую работу, не пропуская ни одного крупного общественно-политического или культурного события бурлящей уральской жизни начала XX в., Тукай не забывал о своем собственном творчестве. Им написана за эти два года (1905-1907) масса литературного материала — стихи, статьи, заметки, фельетоны, которых другим с лихвой хватило бы на целое десятилетие. Среди них — такие образцы высокой лирики, как «Пушкину», «К народу», «Самому себе», «После разлуки», «Не я ли тот, кто скорбит?», «Родной земле», «Театр», «Пара лошадей», «Не уйдем» и, безусловно, такой поэтический шедевр, как поэма «Шурале».

За 8 месяцев 1906 г. в газете «Фикер» и в каждом номере журнала «Эльгастрель-джадид» появляются его стихотворения. Кроме того, в газете увидели свет 5 статей, рассказов и фельетонов, некоторые с продолжением из номера в номер, а в «Эльгасрель-джадид» — рассказ и два больших перевода. В эти же годы печатались в журнале переводы 65 басен Крылова.

«Молодой Тукай приветствовал в стихотворениях новые газеты и журналы, обращался к читателям с призывом подписываться на них, слагал оды в честь науки, поэзии и литературы, призывал молодое поколение усердно учиться, избегать распущенности и расточительства, советовал упорно трудиться, едко высмеивал консервативное духовенство…

С середины 1906 до осени 1907 г. Тукай написал около 50 стихотворений, одну поэму, а также свыше 40 статей и фельетонов. Но главное не в количестве. Почти все его стихи написаны теперь на понятном широкому кругу языке… Понемногу исчезают из его стихотворений назидания и дидактика. Если раньше исполненные риторики стихи Тукая писались от имени «мы», то теперь он пишет от своего «я», создает неповторимый образ лирического героя, как бывает в подлинной лирике».

(И. Нуруллин)

«Тукай был поэтом-гражданином, поэтом-публицистом, поэтом-борцом за счастье народа. Эта сторона его поэзии особенно ярка в стихотворениях, написанных в уральский период. Даже красота весеннего половодья ставится у него в параллель к политической борьбе народа против царского правительства. Только в казанский период его творчества мы встречаемся с поэтическими строками о родном крае, красоте природы…

Гражданская поэзия его оказалась настолько зрелой, что он перерос  старшее поколение татарских поэтов и своих современников уже в уральский период… Среди своих соратников Г.Тукай выглядел моложе всех, а его творчество оказалось зрелым и повело за собой татарскую литературу XX века. Около половины творческого наследия Тукая занимают произведения, созданные им в городе Уральске. Они стали живой нитью, связывающей уральцев с Казанью».

(Ф.Яхин, «Поэт из Уральска». Из сборника «Уральску – 375 лет», 1988 г.)

«Наиболее страстно выражаются революционно-демократические убеждения Тукая в знаменитом стихотворении «Не уйдем!» Поводом к написанию его послужило следующее.

На одном из заседаний II Государственной Думы в ответ на речь татарского депутата Пуришкевич с мест кричал: «Вам нужна свобода! Земля? Так уезжайте в Турцию!» Глубоко возмущенный    выходкой депутата-черносотенца, Тукай гордо заявляет в стихотворении «Не уйдем!»:

Разве мы ума лишились, чтобы, Родину кляня,
В полымя бежать чужое из привычного огня?!
От рожденья до кончины за родной прожив чертой,
Мы срослись навеки плотью с почвой родины святой!

Тукай отнюдь не за безропотное примирение с существующим положением в самодержавной России. Он ратует за демократическое преобразование страны.

Вольная страна Россия – наша цель, и до конца
Не уйдем, и не зовите, криводушные сердца!

В стихах, статьях и фельетонах Тукая этого периода появляются и мысли о социализме как заветной цели бедных и обездоленных. Однако следует сказать, что тукаевский социализм сильно отличался от научно выработанного социализма Маркса и Ленина…

О том, на какую высоту поднялась поэзия Тукая этого периода, можно судить хотя бы по его замечательной поэме-сказке «Шурале», повествующей о единоборстве татарского джигита с лесным чудовищем, чем-то напоминающим лешего. Если пушкинская поэма «Руслан и Людмила» знаменовала собой начало подлинно русской национальной поэзии; то тукаевской поэме суждено было сыграть такую же роль в татарской поэзии. И Тукай мог бы сказать, перефразируя слова Пушкина: «Здесь татарский дух… здесь землей татарской пахнет». Недаром в примечаниях к «Шурале» поэт отмечает: «Поэму «Шурале» я написал под влиянием сказок Пушкина и Лермонтова, которые они слышали в деревне».

Имя Тукая становится известным за пределами Уральска, хотя он не выпустил еще ни одной книги».

(И. Нуруллин)

Не менее значителен Тукай и как прозаик и публицист. «Посредством печати удовлетворить духовные стремления народа, объединить через печать русских с инородцами «на почве их общих интересов», – заявлял Тукай в начале своего творческого пути. И вся его последующая деятельность журналиста служила проведению этой цели в жизнь.

Когда в марте 1907 г. журнал «Эль-гаср-ел-джадид» оказался под угрозой закрытия, редакция продолжала борьбу за его дальнейшее издание. «Мы не позволим погасить уральское солнце, чтобы оставили народ в темноте, в заблуждении. Пока в теле нашем есть жизнь, мы не согласимся с этим… Мы оставляем место для выступлений героев нации… Вперед, братья! Пишите, будем писать, распространять среди народа лучи. За счастье, за будущее» (1907, №3).

Ни в одной из журнальных или газетных работ Тукай не обманул ожиданий своих читателей. Особым успехом пользовались такие его блестящие публицистические и критические статьи, фельетоны и зарисовки, как «Умерла ли наша нация или она только спит?», «Отношение «Тарджемана» к нам, татарам», «Праздник свободы в Уральске»,

(По Р. Нафигову)

«Леность, или легкое ремесло», «Так-сяк», «Национальные чувства», «Литературно-музыкальный вечер», «Условия», «Благодарность», «Критика – предмет нужный» и др.

«Тукай… Много больших поэтов пришло в татарскую поэзию после него. Однако их имена не затмили имени Тукая.

Русский поэт Евгений Винокуров в статье о Пушкине говорит, что все мы идем от Пушкина. Куда ни пойдешь — пройдешь по этому мосту. Даже если ты не согласен с ним. отрицаешь его — обойти не сможешь. Это непрерывная беседа всей литературы с Пушкиным. Я бы поставил Тукая на такое же место в татарской литературе.

(Сибгат Хаким)

 


(Источник: Абузяров Р.А., Туаева З.И. Уральск в судьбе Габдуллы Тукая. – Уральск: Редакционно–издательский отдел ЗКГУ, 2002. – 128 с.)


Оставить комментарий


*