ТАТ РУС ENG LAT
Халык Тукайны олылый, бөекли, инде әллә ничә буын аңа иман китереп, күңелен түгә. Ни өчен? Хикмәт нәрсәдә? Һәр милләт, һәр халык — кавеменең исәбе-санына, җиренең зурлыгы-киңлегенә...

Уральск в 1899-1907 гг. Становление Тукая как поэта

Хроника основных общественно-политических и культурных событий в Уральске в 1899-1907 гг.



Становление Тукая как поэта, общественного деятеля, журналиста и публициста

 

Весна 1899 г.

«В годы первой русской революции Уральск стал одним из самых заметных очагов татарской общественно-политической мысли и просветительства»

(А.Г.Хамидуллин «Татары в Казахстане»)

В честь столетия со дня рождения А.С. Пушкина в Уральске заложен сад имени поэта и открыт Пушкинский дом с читальней и залом. В торжествах приняли участие более полутора тысяч горожан.

«Преклонение уральцев перец именем Пушкина, особенно в связи с празднованием 100-летия со дня его рождения, не могло оставить равнодушным молодого Тукая. Без сомнения, среди 1500 учащихся многих учебных заведений г. Уральска (а А.Файзи считал, что учитель Ахметша водил своих учеников на торжество) и Тукай участвовал в закладке Пушкинского сада.

Тукай был также завсегдатаем Пушкинского дома — клубного учреждения со сценой, библиотекой и читальным залом. На рубеже веков в Пушкинском доме сосредоточилась культурная жизнь Уральска. Здесь устраивались публичные лекции и любительские спектакли.

(Н.М. Щербанов. Тукай и русская литература)

Здесь он приобщился к творчеству Пушкина, Лермонтова, Кольцова, Л. Толстого, полюбил русскую литературу. Позднее, накануне революции 1905 г. Тукай слушал в Пушкинском доме циклы лекций, которые проводились для трудящихся слоев населения социал-демократии.


1901-1902 гг.

В Уральске был создан первый марксистский кружок типографскими рабочими С.А. и С.Г. Алексеевыми. Этот кружок через несколько лет сыграет определенную роль в развитии революционных взглядов Тукая.

24 октября 1902 г.

Городской театр, открытый в 1850 г., поставил пьесу А.М. Горького «Мещане».

31 октября 1903 г. – пьесу «На дне».

Габдулла проявлял большой интерес к театру, к его репертуару, к пьесам Горького. Один из руководителей уральского театра С.А.Катарский выделил специальное место для редактора «Фикер», а его сотрудников приглашают на спектакль постоянно», — оповещали в газете татарских читателей: сообщали в «Фикер» и о любительских спектаклях, шедших в зале Коммерческого банка под руководством А.М. Раевского. Сбор с одной из постановок шел в фонд погорельцев Сызрани, собирали в редакции и деньги в фонд голодающих. Катарский поставил пьесу «Труд и капитал».

 «Изумительно прекрасная и поучительная», – писал Тукай в «Фикер». 16 октября в театре будет бенефис артиста Н.М. Куракова, будет нужная постановка о жизни рабочих. Автор корреспонденции   знает, что виновник торжества общался с мусульманами, и надеется, что они придут чествовать своего друга.

До самого отъезда из Уральска Тукай любил посещать театр, свои впечатления отражал в газетных публикациях, звал зрителей на премьеры (например, на спектакль «Новые приключения Шерлока Холмса»).

Уральскому  городскому театру он  посвятил одно из своих лучших стихотворений. («Театр»)

1902 г.

В Пушкинском народном доме поставлены кружком любителей драматического искусства народные спектакли – «Гроза», «Доходное место» А.Н. Островского, водевиль Чехова «Предложение». Как сообщали газеты, «простонародной публики явилось очень много», «порядочное исполнение награждалось бурными одобрениями после каждого акта».

1903 г.

19 ноября 1903 г. газета «Уралец» с радостью сообщила о театре-клубе на железнодорожной станции: «Недавно служащими станции в депо Уральск была поставлена в паровозном депо «Женитьба» Гоголя. В пьесе принимали участие исключительно железнодорожные рабочие. Спектакль прошел очень дружно и оживленно.
    

1905, начало года

Рабочие кружки города Уральска оформляются в социал-демократическую организацию.

1905 г., 21 октября

Рабочие типографии вышли на демонстрацию. «На этой демонстрации Тукай был особенно настроен, и все чего-то говорил мне о революции… Помню: 8-часовой рабочий день для рабочих. Октябрьская демонстрация закончилась митингом.»

(Из воспоминаний типографского рабочего, друга Тукая А. К. Гладышева)

1 мая 1905 г.

Была организована маевка в Ханской роще, на которой, конечно же, побывал Тукай. Выезжали справить «маевку» большими компаниями, с песней и музыкой. «Праздник 1 Мая никогда не умрет, и значение этого праздника будет только повышаться по мере распространения в массе тех идей, которыми вдохновляется рабочее движение».

(«Уральский листок», 1905, №33)

1905 г., лето

Стачка типографских рабочих, одним из организаторов которой был Г.Тукай. Когда полиция стала искать зачинщиков, Тукай, С. Насибуллин и Г. Кальтиев месяц скрывались на заимке Усмана Сагитова.


1 мая 1906 г.

Рабочие типографии вновь вышли на демонстрацию. «Собирались около женской гимназии. К нам присоединились плотники и городские жители. Мы шли вместе с Апушем. Руководил демонстрацией рабочий-железнодорожник Николай Покатилов. У Старого Собора подняли знамя: красная материя на трости, на знамени слова: «Да здравствует 1 Мая — праздник труда!» С часовни Покатилов говорил речь о значении 1 Мая. На берегу Чагана, у Ханской рощи, дорогу нам преградили верховые казаки».

(Из воспоминании А. К. Гладышева)

20 августа 1906 г.

Митинг и демонстрация трудящихся Уральска, участником которых был и Тукай. Вот как он их описывает в статье «Праздник свободы в Уральске». Здание городского театра, где выступал депутат Думы, оцеплено казаками и жандармами. Атаманы, полицмейстеры и прочие пытались, как бывало, «с гордым видом и с вознесенными носами» пройти в театр и арестовать докладчика, однако «войско народа» посмотрело на них, как на непрошенных гостей и не пустило в театр. Начальство, растерявшись, вопрошало: «Или не узнаете нас? Ведь мы — начальство!» Народ отвечал: «Знаем, знаем, не говорите нам, кто вы. Мы вас очень хорошо знаем». Пришлось уйти им не солоно хлебавши. Большинство казаков, уразумев, для чего их привели сюда, тоже ушли, заявив, что они не убийцы.

Докладчик закончил свой доклад. Люди кричали: «Ура! Да здравствует свобода! Да сгинет производство золота из крови народа!» Возгласы эти звучали по всему городу. Народ с красными флагами и с революционными песнями прошел по самой большой улице города. На улице было море народа. Это был праздник свободы.

Во время митинга Тукай вместе с А. Гладышевым и К. Исаевым разбрасывали листовки, которые были напечатаны в их типографии. Тукай — в районе магазина Владимирова; Гладышев — около магазина Стулова; Исаев раздавал прокламации прямо у здания полиции.

Листовки призывали казаков и солдат не стрелять в бастующих рабочих, не быть опричниками.

 

27 августа 1906 г.

Еще один митинг и демонстрация трудящихся, в которой было задействовано до 5000 человек. Участвовавший в нем Тукай описал его в корреспонденции «Избиение нагайками члена Думы и его сторонников».

(«Фикер», 3 сентября 1906 г.).

27 августа жители Уральска познали, что такое нагайки. Казаки, полицейские и жандармы во главе с военным губернатором гнали и били людей и внутри чайханы, где они спрятались было от расправы, и на лестнице, а потом и на улице. Избивать им помогали темные людишки, тут же бахвалившиеся, что сегодня они получили по 1 руб. 20 копеек. Бедный «народ» и
не думал оказывать сопротивление… Запало в сердце людей это событие.

 

«В пятом году проснулись, встречая рассвет»
Политическая лирика поэта Г.Тукая (отрывки)

О свободе

.. .Уже не надо нам молчать –
Ведь с наших уст снята печать,
И соловьев своих опять
Услышали народы

Свободны перья и умы.
Всем павшим благодарны мы,
Восставшим против зла и тьмы
Борцам стальной породы.

Мир благородным душам их!
Ценой   великих мук земных
Они для нас — для всех живых –
Зажгли зарю свободы.
(1905 г.)

 

…Сад распахни свой, свобода! Да будет
       &nbnbsp;                               светлей полнолунье.
Совесть буди в мусульманах, раскуй, наконец,
                                                                   наши ноги,
Сбей эти, словно чалмою обнявшие всех нас оковы!
(1907 г.)

 

…Свобода гордо распахнет нам дверь свою,
И будем мы тогда в счастливом жить краю,

Увидим мы народа дружную семью,
И знайте — в этот рай земной войдем теперь.
(1905 г.)
 

… Мал я, но в борьбе неистов, ибо путь социалистов
Это и моя дорога, справедливая, прямая.
Пусть идет по ней, кто страждет, кто от зла спасенья жаждет,
Тех, кто верен ей, того уж не обманет кривда злая.
    

Начало 1905 г.

Камиль Тухватуллин, сколотив нужную сумму, становится хозяином типографии и издателем газеты «Уралец». Габдулла незамедлительно изъявил желание работать в типографии. Кем? В русской газете он мог пока работать только наборщиком и то после предварительного обучения. Габдуллу прикрепили к Александру Гладышеву, который в это время сам был учеником наборщика. Саша открывал своему «шакирду» секреты наборного дела, а Габдулла делился с «наставником» своими знаниями по литературе и поэзии. Он все еще живет в своей «худжре», посещает некоторые уроки, но большую часть времени проводит в типографии.


27 ноября 1905 г.

Выходит первый номер газеты на татарском языке. Наверху крупными красивыми буквами выведено слово «Фикер» («Мысль»). Внизу красуются слова: «Выходит раз в неделю. Издатель и редактор К. Мутыйгий Тухватуллин.
    

В 1906 г.

«Фикер» начинает выходить три раза в неделю.
    

Начало 1906 г.

Появились с разницей в месяц первые номера «Эльгасрель-джадид». Уже стоял вопрос и об издании сатирического журнала «Уклар» («Стрелы»). Габдулла был зачислен корректором, а вскоре стал выполнять и работу редактора. Мутыйгий довел его месячное жалованье до 25 рублей.

Это были, пожалуй, самые радостные, самые счастливые дни в жизни Габдуллы. Они были заполнены трудом, хлопотами, заботами и горением пламенного борца за свободу.

Выходит в свет журнал «Уклар», на удивленье смелый,
Старозаветных мулл разит он метко и умело.
«Уклар» высматривает цель, стреляет без заминки.
В полете не сдержать стрелу, что к цели полетела!
Хазреты, помните закон и стрел остерегайтесь.
Не то застанут вас врасплох недремлющие «Стрелы».
(«Стрелы», «Уклар»)

Эй, не жалейте стрел, корреспонденты «Стрел»!
Не мелочи, а крупное берите на прицел.
(«Корреспондентам журнала «Стрелы»}

«Пусть «Фикер», сияющий как светильник на крыше в темную ночь, светит долго, и пусть живет долго».
(Один из казахских корреспондентов)

Благодаря своим стихам, статьям, фельетонам, печатавшимся в каждом номере татарских изданий, Габдулла Тукай стал известен не только уральским татарам, но обрел российскую славу, каждый номер «Фикер», «Эльгасрэль-Джадид» и «Уклар» стали с нетерпением ожидать в Казани и Уфе, в Москве и Петербурге; в Астрахани и Оренбурге.

 

Сентябрь 1906 г.

Двадцатилетний Тукай выдвинул идею создания в Уральске учительского института.

Газета «Фикер» систематически освещала эту проблему, организовала сбор средств в фонд института, обращалась за помощью в редакции других газет, привлекала к собраниям казахов близлежащих аулов, с радостью оповещала читателей о том, что под учительский институт С. Амиров готов отдать половину здания гостиницы «Казань» (1906 г., № 38) Тукай сам лично активно участвовал на собраниях (1906, № 39).

40 человек из присутствующих на одном из собраний подписали письмо в Духовное собрание (24 сентября 1906 г.), в котором содержалось требование о переводе вакуфных средств (собранных мечетями) для открывающегося учительского института.

Описывая ход собрания 1 октября в гостинице «Казань», Тукай выделил К. Тухватуллина, объявившего, что дает 1 тыс. рублей для института, не забыл имя своего учителя А. Сиразетдинова, а также и Гумера-хальфу, ратовавших за его открытие.

Активная работа Тукая и его сторонников, их яростная борьба с противниками не достигла желаемой цели: наступившая реакция погребла эту светлую идею молодого просветителя.

 

1906, октябрь

«Состоялся вокально-музыкальный вечер в гостинице «Казань». Организаторами вечера выступали молодежь, прогрессивно настроенные шакирды, учителя. Ведущую роль среди них играли К. Тухватуллин, Г. Кариев, Г. Тукай.

 «Молодые интеллигенты нашего города впервые за всю историю Уральска имеют намерение устроить литературный вечер. Как освежающе действует дыхание предутренней свежести на истомленную зноем степь, так и литературно-музыкальный вечер, воскресив в нашей памяти «Тефкилев», «Аллюки», «Сакмар су» и др. песни, исторгнувшиеся некогда из сердец наших отцов и дедов, оживит в душах наших нынешних и будущих детей новое, возрожденное чувство своей принадлежности к родному народу и одухотворит омертвелые сердца детей нации страстной мечтой о грядущих днях. На этом вечере публика услышит свои родные песни, свои мелодии, берущие за душу, в исполнении талантливых и образованных молодых людей. …Прекрасна и обязательно необходима музыка, зовущая нас к общественному прогрессу, к нашему продвижению вперед.

(«Фикер», 1906, № 39-22 октября)

Нашей молодежи, устраивавшей литературный вечер

…Ваш вечер славен зрелостью и честью,
В нем чистота и мудрость слиты вместе,
Богат ваш мир красою неизменной,
Не в нем ли завязь счастья всей Вселенной?
Пусть вас ничто в дороге не пугает,
По ней — к прогрессу нация шагает,
Прекрасен бесконечно этот вечер,
Он в памяти моей — пребудет вечен.
(1906)

 

11 марта 1907 г.

В гостинице «Казань» снова проведен литературно-музыкальный вечер.
      
Литературоведы и историки не без основания полагали, что во главе этого дела стоял Тукай. Этот вечер устраивался совместно с русскими товарищами, и концерт, как его называли устроители, был совместным. Подготовка его была длительной, в упорной борьбе и преодолении сопротивления невежд и мракобесов.

8 марта 1907 г. редакция «Фикер» сообщала, что прогрессивная часть молодежи готовит мусульманский театр, что в Пушкинском доме провели одну репетицию и сыграли очень старательно.

11 марта газета извещала, что в этот день в гостинице «Казань» в первый раз состоится русско-мусульманский концерт. Перечисляются некоторые фамилии участников концерта, где вслед за К.М.Тухватуллиным названы имена четырех казахов — Ш.Уралбаева, М.Басынгараева, А.Касибулатова, А.Дусемгалиева («Фикер», №10, 11 марта 1907 г.). Как видим, участвовали представители трех народов.

 

1905-1907 гг.

Книжный магазин «Знание — сила» в Уральске реализует книги и периодику общественно-политического содержания: произведение К.Маркса, Ф.Энгельса. В.Ленина, большевистские газеты «Вперед», «Пролетарий».

 

1905-1907 гг.

В Уральске гастролирует передвижная татарская театральная труппа. К этой группе пристал друг Тукая Миннебай, когда ему после обыска и нахождения среди его вещей нескольких брошюр революционного содержания пришлось срочно уехать из Уральска. Миннебай (Габдулла Кариев) стал артистом, а потом — руководителем труппы, которая в 1908 г. получила название «Сайяр» («Кочующий»). По сути это был первый профессиональный татарский театр, с которым Г.Тукай поддерживал тесную связь.

 

6 января 1907 г.

Газета «Фикер» поместила следующее объявление: «На днях я покинул медресе «Мутыйгия». Исходя из этого, сообщаю друзьям и близким, что с сегодняшнего дня письма мне следует направлять по адресу: «Уральск, Гостиница «Казань». Тукаеву». С уважением Г Тукаев.

 

Май 1907 г.

«Фикер», «Эльгасрель-джадид», и «Уклар» навсегда прекратили свое существование. Габдулла Тукай остался без работы.

 

Лето 1907 г.

Тукай получил приглашение о сотрудничестве (кстати,  он получил их немало из различных журналов и газет Казани, Оренбурга и др. городов) от учредителей  газеты учащейся молодежи «Эль-ислах» («Реформа») из Казани. 

 

 Начало октября 1907 г. 

Отъезд Тукая в Казань.

Сборы были недолгими: в камышовую корзину с крышкой Габдулла сложил белье и до отказа набил сверху книгами, среди них однотомники Пушкина и Лермонтова.

Габдулла, надо думать, с Газизой-старшей распрощался у нее дома. Газиза – младшая с мужем, возможно, приехали на вокзал. Шумной толпой провожали друзья. Вот  подкатили лошади. По обычаю провожающие, присев, прочитали молитву, А затем все отправились на станцию.

(И.Нуруллин)

Край родной, не будь в обиде, край любимый, о прости,
Место, где я жил надеждой людям пользу принести!
О, прощай, родимый город, город детства моего!
Милый дом во мгле растаял — словно не было его…
(«Пара лошадей»)

Впереди была «лучезарная Казань», которая манила его своей высокой культурой, цветом национальной интеллектуальной литы, своей духовностью. Он не знал, что жить ему оставалось
менее шести лет — в неустроенности быта, в болезни, в тяжелом труде, но и в славе и поистине народной известности и любви. За это время он окончательно утвердился как поэт, писатель, родоначальник новой татарской литературы, журналист, публицист, просветитель.

Его ждала ранняя смерть (в неполные 27 лет!) и… бессмертие в памяти народа.

(Мустай Карим, «Песня его и сегодня пламенем горит в нас»)

 

(Источник: Абузяров Р.А., Туаева З.И. Уральск в судьбе Габдуллы Тукая. – Уральск: Редакционно–издательский отдел ЗКГУ, 2002. – 128 с.)


Оставить комментарий


*