ТАТ РУС ENG LAT
Халык Тукайны олылый, бөекли, инде әллә ничә буын аңа иман китереп, күңелен түгә. Ни өчен? Хикмәт нәрсәдә? Һәр милләт, һәр халык — кавеменең исәбе-санына, җиренең зурлыгы-киңлегенә...

Литературный музей Габдуллы Тукая в Казани


Адрес музея: Татарстан, г. Казань, ул. Г.Тукая, 74
Тел.: (843) 293-17-66, 293-17-50
Директор музея – к.ф.н. Гузель Фардиновна Тухватова

 
Сокровища Дома поэта


В Татарстане в городе Казани на улице Тукаевской есть удивительный дом, в котором время словно замедляет свой бег и, оторвав тебя от каждодневной суеты, уводит в мир истории и литературы. В этом здании, представляющем собой памятник архитектуры конца XIX начала XX века, расположен Литературный музей великого татарского поэта Габдуллы Тукая.

Здание, являющееся украшением Старотатарской слободы, в народе называют «домом Шамиля». Когда-то оно принадлежало купцу первой гильдии Ибрагиму Апакову. В 1884 году Ибрагим Исхакович Апаков выдал свою восемнадцатилетнюю дочь Бибимарьямбану за Мухаммадшафи — генерал-майора в отставке, среднего сына знаменитого Шамиля аль-Гали — руководителя национально-освободительного движения народов Кавказа. А дом стал приданым невесты.
В 1902 году в Старотатарской слободе произошёл сильный пожар, который не пощадил и этот великолепный дом. В 1903 году Бибимарьямбану реконструировала его (архитекторы Ф. Амлонги Г. Руш), и до наших дней эта рукотворная сказка, похожая на старинный европейский замок, сохраняет своё неповторимое лицо.
В 1904 году Мухаммадшафи Шамиль отправился на Кавказ лечиться и внезапно там умер. Его вдова продала дом купцу Валиулле Ибрагимову, а сама с детьми уехала в Санкт-Петербург.
Валиулла Ибрагимов был известным производителем кондитерской продукции, в Казани у него работало несколько фабрик. Даже в «доме Шамиля» он открыл конфетное производство.

Позднее здание использовалось по-разному. В последние годы перед тем, как здесь разместили музей, в нём устроили коммуналки, в которых нашли приют почти тридцать семей.
В 1984 году здание было передано создававшемуся музею Габдуллы Тукая, а 11 июня 1986 года музей открыл свои двери для первых посетителей.

Бывал ли Тукай в этом доме? По мнению писателя Рафаэля Мустафина, поэт, не любивший богачей, вряд ли посещал «дом Шамиля». Историк Булат Султанбеков придерживается иной точки зрения. В середине 1890-х годов в дом к Мухаммадшафи Шамилю приезжает его сын от первого брака Мухаммадзагит. Образованный, энергичный молодой человек с широким кругозором за короткий срок завоёвывает уважение мусульманской молодёжи. Он организует одно из первых мусульманских благотворительных обществ, выступает в прессе с критикой татарских богачей, бездумно копирующих европейскую моду, но забывающих о бедных, больных и сиротах. Мухаммадзагит также участвует в организации театральных представлений на татарском языке. В 1901 году он собирает в городском театре более четырёхсот зрителей-мусульман. Публика с одобрением приняла спектакли, поставленные по пьесам А. Островского «Волки и овцы» и Шмитгофа «Волшебный вальс». Деньги, полученные от продажи билетов, были переданы в мусульманское благотворительное общество.

Именно в те годы «дом Шамиля» превратился в центр, где могла собираться и общаться татарская молодёжь и интеллигенция. Не исключено, что в один из вечеров сюда мог заглянуть и мечтавший о прогрессе нации Габдулла Тукай.

В музее, открытом к столетию поэта, на втором этаже вас встречает сам Габдулла Тукай, точнее, его скульптурный образ, созданный Радой Нигматуллиной. Высокие узорчатые двери открываются с лёгким стоном, заставляя вздрогнуть от какого-то неясного предчувствия. Чуть скрипящие половицы тоже готовят посетителя ко встрече с таинством. Всё в этих стенах — как святой ключ, бьющий из глубинных пластов истории и льющий какую-то знакомую мелодию: то грустно, то ликующе, то громче, то шёпотом…

Экспозиция, расположенная в четырёх залах, рассказывает о жизни и творчестве Габдуллы Тукая. Кого оставит равнодушным первый зал, посвященный детству поэта?! В нём посетители узнают о горькой судьбе малыша, переходившего из дома в дом, из рук в руки.

Одним из ценных документов является свидетельство о рождении Габдуллы, написанное рукой его отца муллы Мухамметгарифа. Такой же ценный экспонат — автограф стихотворения, написанного дедом поэта Зиннатуллой на смерть своей дочери — матери Тукая. Условный интерьер дома Зиннатуллы-хазрета знакомит нас с образом жизни сельского муллы того времени. Рукописи и книги хазрета, учебники, по которым шакирды, и в том числе маленький Апуш, учились читать, дают представление о среде, которая формировала будущего поэта. 

Во втором зале музея рассказывается об уральском периоде жизни Тукая, сыгравшем решающую роль в его окончательном формировании как поэта, публициста и журналиста. Личные вещи сына Мутыгуллы-хазрета Камиля Тухватуллина — мударриса медресе «Мутыгия», где получил образование Габдулла Тукай, книги из богатой библиотеки Галиасгара и Газизы Усмановых позволяют нам мысленно окунуться в духовную атмосферу, которая способствовала совершенствованию Тукая как личности. Экземпляры издававшихся Камилем Мутыги газет «Уралец», «Фикер», «Уральский дневник», в которых увидели свет первые произведения Габдуллы Тукая, принёсшие ему известность, содержат интересные сведения о культурной жизни города Уральска.

Наиболее полно в экспозиции музея раскрывается казанский период жизни Тукая. «Лучезарная Казань» для поэта — источник вдохновения, духовная ось его жизни. Интерьер литературно-музыкального салона, в который включены программки и пригласительные билеты на спектакли труппы «Сайяр», музыкальные инструменты из Восточного клуба, вещи, принадлежавшие друзьям Тукая Ф. Амирхану, Г. Кулахметову, X. Ямашеву, воссоздают атмосферу культурной жизни Казани того времени.

Каждый экспонат музея хранит память о поэте, являясь безмолвным свидетелем его жизни. Конечно, наибольший интерес у посетителей вызывают личные вещи Габдуллы Тукая. Их немного, и поэтому берегутся реликвии как зеницу ока.
Прежде всего это три фотографии. Первая была сделана в 1908 году специально для сборника стихотворений. На обороте — автограф Тукая: «На память Кариеву». Этот снимок музею подарил сын возлюбленной Тукая Зайтуны Мавлюдовой писатель Атилла Расих. Как же фотография попала к Зайтуне? Первый директор музея Габдуллы Тукая Гусман Хабибуллин пишет об этом так: «В 1910 году Габдулла Кариев со своей труппой побывал в Чистополе. Там он встретился с Зайтуной, и она выпросила у него фото поэта».
Вторая фотография сделана в 1912 году. На обороте рукой Тукая написано: «На память другу Махмуту». С известным революционером Махмутом Дулат-Алиевым Тукай познакомился в Уральске. Эту фотографию принесли в музей родственники Дулат-Алиева.
Одно из сокровищ музея — тюбетейка поэта, сшитая из чёрного вельвета. Судя по воспоминаниям, в 1908 году Тукай сфотографировался именно в ней.
Металлический стакан для карандашей Тукай купил в 1912 году во время путешествия в Петербург. Этот стакан был изготовлен в связи с двухсотлетним юбилеем города.
В воссозданном интерьере комнаты № 40 гостиничных номеров «Булгар» мы видим постоянную спутницу поэта — его дорожную корзину.
Каких только путешествий не помнит эта вещь! Она хранилась в семье хорошей знакомой Тукая Магруй Музафаровой. Позже известный композитор Мансур Музафаров, исполняя завещание матери, передал корзину в Институт языка, литературы и истории АН РТ, а затем она стала одним из самых драгоценных экспонатов музея Тукая.
Небольшую фаянсовую шкатулку Тукай купил на свой первый гонорар. Это его подарок родственнице Газизе. Запонки поэта стали экспонатом музея уже после его открытия. Как пишет Гусман Хабибуллин, их передал сюда казанский художник Альфред Низаметдинов. Тот, в свою очередь, получил их в 1950-е годы от Зайнаб Хасании, когда-то работавшей секретарём в журнале своего мужа Ахметгарея Хасани «Ан». Тукай стоял у истоков этого журнала. В 1911-1912 годы А. Хасани с целью освоения издательского дела и покупки  печатного оборудования посетил Австрию и Германию. Вполне вероятно, что именно тогда он купил запонки, чтобы подарить своему другу Тукаю…

Саз мой нежный и печальный, слишком мало ты звучал…

Бесценен гипсовый слепок с лица умершего поэта, сделанный 3 апреля 1913 года специалистами медицинского факультета Казанского университета.

Когда смотришь на эту посмертную маску, вобравшую в себя дорогие черты поэта, появляется ком в горле, охватывает горечь утраты, будто испытываешь её сегодня…
Тот уголок Казани, где расположен музей поэта, по праву можно назватьТукаевским. Каждый перекрёсток, каждый переулок хранит память о Тукае, поэт бывал в стенах многих зданий этой части города. В доме № 63 на улице Габдуллы Тукая в 1907-1909 годах располагалась редакция газеты «Аль-Ислах», с которой сотрудничал Тукай. На месте бывшего  кинотеатра Тукая стояло здание, где находилась редакция журнала «Ялт- Йолт» — в ней в 1910-1913 годах Тукай работал секретарём. Дом № 79 связан с именем друга Тукая Хусаина Ямашева. В русско-татарской школе, располагавшейся в доме № 73, учились многие близкие друзья поэта. Номера «Булгар» (пересечение нынешних улиц Татарстан и Московской), где в 1907-1912-х годах обосновался Тукай, гостиница «Амур», в которой поэт жил с декабря 1912 по февраль 1913 года, а также здание Восточного клуба, где он прочитал свою знаменитую лекцию «Народная литература», представляют собой, по существу, музей под открытым небом.
Очень жаль, что мы не дорожим оставленным нам предками наследием и не сохраняем этот музей. Исторические памятники, в том числе и те, что связаны с именем поэта, утрачиваются. С горечью думаешь: Казань, тот ли ты город, что видел Тукая?! А ведь «памятник» и «память» — слова, имеющие один и тот же корень.


Оставить комментарий


*