ТАТ РУС ENG LAT
Халык Тукайны олылый, бөекли, инде әллә ничә буын аңа иман китереп, күңелен түгә. Ни өчен? Хикмәт нәрсәдә? Һәр милләт, һәр халык — кавеменең исәбе-санына, җиренең зурлыгы-киңлегенә...

«Первый поэт медресе». Инсценировка отрывка из романа А.Файзи «Тукай» 


Большая комната медресе. Составленные вместе низенькие столы – это помост, прикрытый занавесом Комната битком набита шакирдами, гостями из других медресе. Мест всем не хватает. Стоят в проходах, в коридоре. Вечер открыл Камиль-эфенди. На помост выходит Камиль.

Камиль: Уважаемые   и   досточтимые   шакирды   медресе «Мутыйгия», гости, преподаватели. Впервые мы проводим сегодня литературный вечер, цель которого — выявить таланты в нашем
медресе,  приобщить  шакирдов  к  поэзии и  искусству,  научить раскованности в выражении своих мыслей, чувств. Опускается на молитвенный коврик посреди помоста и читает Коран.

Сура «Фатиха».

Бисми Ллахи р-рахмани р-рахим Аль-хамду ли Лляхи рабби ль-алямина, р-рахмани р-рахим…

Перевод «Фатиха» (открывающая Коран): Слава Аллаху, Владыке всех миров, Милостивому, Милосердному, Властителю Судного Дня. Тебе одному поклоняемся и к тебе одному взываем о помощи.
Наставь нас па путь праведный, путь тех, кого Ты одарил своими благами, тех, кто не навлек на себя Твоей немилости, и тех, кто не впал в заблуждение. (Аминь)

Камиль (поднимается): Господа! Теперь каждый из вас — может выйти сюда и говорить обо всем, что его волнует, что он хотел бы предложить для улучшения дела национального просвещения. Кто хочет выступить с речью – пусть произносит речь, кто желает читать стихи или петь – пожалуйста. Сегодня мы открываем широкую возможность высказать свое мнение всем, кто стремится к новому,  к тому,  чтобы наша нация шла по пути цивилизации и прогресса.

На помост выходит старший шакирд  Ярулла Мурадов.

Ярулла: Уважаемые шакирды, я хочу произнести речь о значении литературы  в жизни народа.  Все знают, что именно писатели — голос народа, именно они говорят о его пороках и достижениях, они намечают народу цель, к которой он должен двигаться.   Писатели   создают  в   своих   произведениях образы, которые являются для всех примером. Надо, чтобы у нас, как и у других наций, были свои писатели, свои поэты.

(Горячие аплодисменты. Выкрики: Верно говоришь! Правильно! Камиль тоже кивает.)

Мы хотим спеть песню.

(Поют на мотив мунаджата) (можно прочитать)

Человеку трусить не к лицу.
Пусть грозит обвал – не унывай,
Если даже одолеет страх,
Все равно в душе его скрывай!

(Аплодисменты. Крик: «Живите и здравствуйте много лет!»)

Иргали (шакирд из казахов): Я тоже спою песню – любимую песню казахского народа. (Поет. Шумное одобрение зрителей)

За занавесом слышен разговор (Йосыфа и Габдуллы) 

Йосыф: Прочитай же, прочитай!

Габдулла: Не буду!

Йосыф: Ну, не заставляй упрашивать, Габдулла!

Габдулла: Просите, не просите, все равно не буду.

Йосыф: Почему?

Габдулла: На смех людям… Было бы настоящее стихотворение…

Йосыф: Боишься Муртазы-бая!

Габдулла: Я? Боюсь?

Йосыф: А не боишься, так прочитай!

Габдулла: И прочитаю!

Габдулла выходит на сцену с листком и начинает громко читать. По ходу ребята Громко аплодируют Габдулле, прерывая чтение.

Наше медресе от старости черно,
И на ветхость горько сетует оно:
«Не покрасите вы крыши отчего?
Не побелите фасада моего?
Может, спит в земле строитель мой?
Может, по миру пошел, бедняк, с сумой?
Слушай, как тебе не стыдно, Муртаза,
У тебя ведь завидущие глаза.
Для чего ты взялся опекать меня,
Если жалких трат боишься как огня?
Чтобы я не развалилось на глазах,
Дай другого попечителя, Аллах!»

(Крики: Молодец, Габдулла! Как ты Муртазу-бая, а!)

Камиль: Я вижу, вам всем понравилось стихотворение нашего поэта Габдуллы. Мы его обязательно напечатаем в своей газете. Пиши, Габдулла, побольше стихов, а мы будем их слушать на следующем литературном вечере. А теперь, по нашей национальной традиции, открываем состязание по борьбе.

Голоса: Зачем это? К чему? Надо ли?

Камиль: Нет, господа, я не могу согласиться с тем, что это не нужно. У самых культурных наций, наряду с литературой и театром, процветает спорт. В таком виде спорта, как наша борьба,
нет ничего зазорного. Нет и греха. Наш пророк Мухаммед открыл нам широкий простор для такого рода состязаний. Прошу вас, ребят.

(Выходят 2 шакирда. Обхватив друг друга за пояс, начинают бороться. Потом один подмял под себя другого, и они ушли с помоста под крики и аплодисменты зрителей.)

Камиль: На этом наш просветительский вечер считаем законченным. Спасибо за внимание.

 

(Источник: Абузяров Р.А., Туаева З.И. Уральск в судьбе Габдуллы Тукая. – Уральск: Редакционно–издательский отдел ЗКГУ, 2002. – 128 с.)


Оставить комментарий


*