ТАТ РУС ENG LAT
Халык Тукайны олылый, бөекли, инде әллә ничә буын аңа иман китереп, күңелен түгә. Ни өчен? Хикмәт нәрсәдә? Һәр милләт, һәр халык — кавеменең исәбе-санына, җиренең зурлыгы-киңлегенә...

Сейчас пора плодов и ягод


Арбуз это голова Пуришкевича и его приспешников. Набита чёрными семечками.

Дыня — голова татарского муллы. Кто разгрызёт её семечку, будет гореть в аду восемьдесят хокыбов. Один хокыб — почитай, восемьдесят тысяч лет.

Свёкла — плод, который вырастает на месте носа у тех, кто пьёт слишком старательно.

Картофель — чистое золото на самом дне мужицкого терпения.

Тыква — голова завсегдатая кабака. О таких пьяницах говорят «кабацкое полотенце» и «тыквенная голова».

Капуста — голова всех лживых мулл, так как она многослойна. Каждый слой — шаг в обратном направлении.

Рожь, пшеница, овёс, ячмень, их зерно — голова настоящего учёного. В этой голове и смысл, и трудность.

Редька — бай, который всю жизнь отращивает живот. Толстый от самого корня, без головы.

Чеснок — такой плод, который вырастает в желудке еврея.

Рябина — глазное яблоко спьянившегося родича во гневе религиозном.

Черёмуха — плод, который используется впечатлительным татарским писателем для изображения глаз красавицы.

Горох — семена, которые беспрерывно сыплются из мешка во рту маклера.

Земляника — ягода, является примером того смиренного человека, которого народ, хоть и любит, но топчет ногами.

Малина — гордячка, которая цену себе знает, умеет «себя поставить». Измученный ею до предела, не жди от неё снисхожденья.

Лук — плод, который пьяные баи прицепляют вместо золотых часов, когда возвращаются «оттуда». В 4-ом году в «Ислахе» написано было о том, как они возвращались вместо каляпушей, расшитых бисером, в арбузных корках на головах. Но если ворошить такое старьё, пойдёшь в Сибирь. В Сибирь, может, и не пойдёшь, но уподобишься писателям «Сибирии»*.

Репа — девичьи груди. Говорят, так представляется деревенским парням с жёсткими как кожаные рукавицы руками. А кто с руками помягче сказал бы «помидор». Но с деревенским Гайнетдином не поспоришь. Он: «Хлеб, солнце, будь я нечестивый!» и — закрывает тебе рот.

Красную и чёрную смородину по причине полной беспомощности назову лишь съедобными бусами.

Разве чёрт только упомнит все эти плоды и ягоды!

Их не то, что я, но не знает и спец-татарин в Казани, который, махая совком над головою, кричит: «Малина! Малина! Хорош! Малина! Биктури! Биктури!»

Шурале

 


* «Сибирия», газета, выходила в 1912 до фев. 13 г. в г. Томске.

Опубликовано 5 августа 1912 года в ж. «Ялт-юлт», № 42.

Перевод В.Думаевой-Валиевой.


Оставить комментарий


*