ТАТ РУС ENG LAT
Халык Тукайны олылый, бөекли, инде әллә ничә буын аңа иман китереп, күңелен түгә. Ни өчен? Хикмәт нәрсәдә? Һәр милләт, һәр халык — кавеменең исәбе-санына, җиренең зурлыгы-киңлегенә...

Ночь Тукая (Равиль БУХАРАЕВ)

Источник фотографии: ИА «Татар-информ»Источник фотографии: ИА «Татар-информ»

 

 

Абдул Тукаев умер в номерах…
Какой Тукаев?
Литератор местный,
нескромным поведением известный.
В горячке, пишут…
Значит, умер…
— Ах!
…Я умираю в каменном гробу,
навеки расстаюсь с самим собою.
Я домарал последнюю главу
поэмы, именуемой судьбою.
Под коридорный топот, визг и брань,
я расскажу, от смеха умирая,
как забияку-парня из Кырлая
защекотала до смерти Казань!
…Люблю Казань: мечети и бараки,
люблю я на Булаке тополя,
Люблю поля в закатном полумраке
под розовыми стенами кремля.
Я много мог. Затравленная муза,
ты не дала мне доказать верней,
что музыка татарского аруза
не менее серьезна, чем хорей!
Мне слишком много сделать надлежало,
а я шептал, срывался я на крик!
Я много мог. Я сделал слишком мало.
Прости меня, татарский мой язык…
Язык родной,
единственный мой, белый…
Темно и сыро на моей земле.
Где голубой огонь в очах, о бледный,
запуганный купцами шурале?Прощенье Богу, другу и врагу,
Свечу сюда!
Я больше не могу.

Комментарий язарга


*