ТАТ РУС ENG LAT
Халык Тукайны олылый, бөекли, инде әллә ничә буын аңа иман китереп, күңелен түгә. Ни өчен? Хикмәт нәрсәдә? Һәр милләт, һәр халык — кавеменең исәбе-санына, җиренең зурлыгы-киңлегенә...

Хакимова Василя, Никанорова Лилия (Агрыз) Образ Шурале в татарском и удмуртском устном народном творчестве

rn
rnГ.Тукай покорил душу и сердце народа сразу, с первых своих стихов. Тукайrnдля людей был не только поэтом, он стал глашатаем правды и добра, rnвпереди идущим в будущее, стойким и непримиримым в схватке с темными rnсилами. Таким он остался навсегда, пробудив народ от тяжкого сна.
rnТукай живёт в памяти народов России и становится ещё ближе им. Его rn«Шурале» интересуются и народы мира. Поэма «Шурале» Г. Тукая переведена rnна многие языки мира, в том числе Гаем Сабитовым на удмуртский язык, rnкоторый издан в сборнике стихов «Стихи детям».
rnБыл задан вопрос удмуртскому поэту-переводчику Г. Сабитову, с какого rnпроизведения он начал переводить с татарского на удмуртский. Без rnзатруднения ответил, что с поэмы «Шурале» и перевод поэмы один из rnудачных переводов для него. Ещё отметил, что он рос с татарскими детьми,rnвладеет и с татарским языком. С детства про шурале не раз слышал среди rnудмуртов и татар. Шурале — это мифологический персонаж. Слово шурале rnупотребляется в литературе для сравнения «Поез шурали кадь шултиз» в rnрассказе «Анок» (поезд свистел как шурале). Или сравнивают детей с rnшурале (шурали кадь шаян, шурали кадь серекъя), (озорной как шурале, rnсмеяться как шурале).
rnПри исследовании Шурале большинство учёных опираются на поэму Габдуллы rnТукая. В основном образ Шурале относят к татарскому фольклору, учитывая rnтолько татарские тексты. Но для полного раскрытия образа «Шурале» нужно rnрассмотреть, сопоставляя сказания об этом персонаже у удмуртского и rnтатарского народов.
rnКак и в татарской сказке о шурале, удмурты словами шурали или урали rnназывают филина, который гукает в лесу. А мариицы гукающую ночную птицу rnназывают Шурлого «половина — карлик». Слово шурали вошло в активный rnсловарь удмуртского языка и переводится на русский язык как «филин», в rnдиалектах — сыч.
rnСвязь поэмы «Шурале» Г. Тукая с фольклором татарского народа изучена rnдовольно обстоятельно. Творчество Тукая нашло путь и к зарубежным rnчитателям, становясь достоянием многих народов. Например, исследование rnанглийского учёного И. Бензинга специально посвящено изучению rnмифологической основы поэмы «Шурале», а также историю её создания. Что rnкасается мифа о шурале, то он у казанских татар очень популярен.
rnВ основе поэмы «Шурале» положен вариант, который зафиксирован в работе rnКаюма Насыри «Поверья и обряды казанских татар». До Каюма Насыри вышла rnкнига венгерского учёного Габора Балинта «Изучение языка казанских rnтатар», изданная в 1875 году в Будапеште, в которой помещено описание rnповерья о шурале. Также вышла книга в 1900 году в Казани. Она включает вrnсебя около ста тестов. Вошедшая в него запись о шурале точно совпадает сrnсюжетом Тукая. Но он вряд ли нуждался в качестве фактического материалаrnв каком-либо письменном источнике, источником для него был сам народ. rnЭто подтверждает и воспоминание о Тукае видного учёного-фольклориста rnХуджа Бадиги. Известно, в 1907 году с целью сбора татарского и rnчувашского фольклора в Казань приезжает венгерский ориенталист Ю. rnМессарош. Его сопровождать поручают X. Бадиги. В его воспоминаниях rnговорится: «Мы с Мессарошом направились в Арский р-н (т.е. в район, где rnродился и рос Г. Тукай) и среди крестьян начали собирать фольклорные rnматериалы. Мы, пробыв в районе целое лето, осенью вернулись в Казань. rnТукай расспрашивал о том, в каких деревнях мы побывали с Мессарошом, rnкакие материалы привезли. Рассказывал, что он сам тоже интересуется rnнародной литературой, особенно сказками. Я показывал ему сказки. Среди rnних он присмотрел мифические сказки о шурале. Они были у меня в трёх rnвариантах. Г.Тукай сказал, что один из них очень близок к варианту, rnкоторый сам слыхал и знал. И очень обрадовался этому».
rnСтало быть, Тукаю не приходилось искать материал о шурале. Такой rnматериал был вокруг него, ибо шурале, говоря словами самого поэта, — rnесть «национальный шурале, который бывает только в татарских лесах». rnПоэтому, наверное, Тукай очень любил образ шурале и во многих случаях rnпредпочитал литературный псевдоним «Шурале». В примечании к поэме rn«Шурале» он писал: «Эту сказку „Шурале"я написал пользуясь примером rnпоэтов А. Пушкина и М. Лермонтова, обрабатывающих сюжеты народных rnсказок, рассказыеаемых народными сказителями в деревнях».
rnПоэма «Шурале» является яркой страницей творческой биографии Тукая. rnОднако не менее интересны и остальные его сказки, связанные с rnмифическими существами. Например, «Су анасы» («Водяная»).
rnКак мы видим, образ Шурали (Шурале) привдежш учёных разных rnнациональностей: татар (Р. Г. Ахметьянов, Л. Ш. Замалетдинов), удмуртов rn(В. И. Алатырев. Д.А.Яшин), англичан (Й. Бензинг), венгров (Ю. rnМессарош). Из них лишь И. Бензинг считает, что происхождение народного rnмифа про Шурали (Шурале) не татарское. Это исследование опубликовано в rn«Бюллетене (1947 год) издаваемом при Лондонском университете.
rnНемало толкований дают языковеды о происхождении слова «шурали», rnвозможно будут и другие толкования. Этой задачей занимаются rnлингвисты-этимологи. Нам сейчас важна фольклорная часть. В своих трудах rnученые сравнивают «Шурали» с палэсмуртами (половинниками), нюлэсмуртами rn(лесными), даже и с пери. Шурали по некоторым повадкам, хоть и похож на rnних, но он — отдельное существо иного типа.
rnВ татарской сказке «Шурале» дровосек встречается с лесным существом rnшурале и называет себя Былтыром (буквально прошлый год). Находчивый rnдровосек просит, чтобы тот помог ему расколоть колоду. «Засунул Шурале rnпальцы в щель, а дровосек вытащил топор. Тут колода сомкнулась rnкрепко-накрепко и прищемила пальцы Шурале. Только это и нужно было rnдровосеку. Взял он свои дрова и уехал поскорее в аул». В удмуртских и rnтатарских сказках шурали не убегает — уходит сам человек (дровосек). Этоrnи показано в поэме «Шурале» Г. Тукая.
rnВ исполнение приводит хитрый замысел джигит.
rnТопором он бъёт по клину, что в расщелине сидит.
rnШурале, засунув в пальцы, замер, помня уговор.
rnВидно, хитрости не понял и не взглянет на топор.
rnВскоре клин, освобождённый, отлетел куда-то прочь. —
rnХлоп! Бревно зажало пальцы, руку вытащить невмочь…
rnРвётся, бьётся бедолага, он от боли сам не свой.
rnМежду тем джигит с телегой собирается домой.
rnШурале он знатъ не хочет, под узды коня ведёт.
rnВопли громкие он слышит, но и ухом не ведёт.
rn                                            
rn(перевод С. Ботвинника)
rnХарактерные сказки встречаются и у других народов: башкир, чувашей, rnмарийцев. Их можно назвать сказки-подражания. В татарской сказке rn«Шурале» Былтыр — прошлый год, в удмуртской сказке Нюлэс-мурт Мим (миым)rn— прошлогодний. «Услыхали крики его товарищи, прибежали к нему и rnспрашивают:
rn—    Что случилось с тобой?
rn—    Застрелил меня.
rn—    Кто? Когда?
rn—    Мим.
rn—    О миым ужез кызьы шедьтод? (прошлогоднее дело как найдёшь?)
rnШурали далёк от нюлэсмурта. Хотя многие исследователи объясняют, что rnШурали не только лесное существо и хозяин леса. Все описания в сказках иrnпоэме Г. Тукая «Шурале» противоречат этому высказыванию. В данный rnмомент человек всегда побеждает Шурали умом, хитростью.rn

rn

rn rn

rn

rn(Источник/Чыганак: Г.Тукай мирасы һәм милли-мәдәни багланышлар//Г.Тукай тууынаrn125 ел тулуга багышланган халыкара фәнни-гамәли конференция rnматериаллары. — Казан, 2011)rn

rn


rn

Комментарий язарга


*