ТАТ РУС ENG LAT
Халык Тукайны олылый, бөекли, инде әллә ничә буын аңа иман китереп, күңелен түгә. Ни өчен? Хикмәт нәрсәдә? Һәр милләт, һәр халык — кавеменең исәбе-санына, җиренең зурлыгы-киңлегенә...

Садирова Елена (Казань) Образ Тукая в татарском драматическом театре и средства музыкальной выразительности

rn
rnМесто Г. Тукая в татарской культуре трудно переоценить. Значительное rnвлияние оказала творческая и общественная деятельность поэта на развитиеrnтатарского драматического искусства. Стихотворение Г. Тукая «Театр» rnвходит в золотой фонд национальной литературы. Глубокая и преданная rnдружба связывала Тукая с труппой «Сайяр». Известно, с каким пиететом он rnотносился к первым татарским актрисам — С. Гиззатуллиной-Волжской, С. rnБайкиной, Г. Болгарской, М. Иманской. Поэтому многочисленные попытки rnзапечатлеть фигуру поэта в художественном образе, предпринятые татарскойrnсценой, вполне закономерны.
rnТукаевская тема на сцене Татарского Академического театра им.Г.Камала rnпредставлена спектаклями «Тукай» (1939, 1942, реж. Ш. Сарымсаков; 1961, rnреж. М. Гладков, Г.Юсупов) по одноименной драме А. Файзи и драмой rnТ.Миннуллина «Мы уходим, вы остаетесь» (1986, реж. М. Салимжанов).
rnОднако ни одна из перечисленных работ ТГАТа не поднялась на уровень rnтеатрального шедевра, который в полной мере смог бы передать глубину, rnмногогранность таланта татарского поэта, масштаб и величие его личности.
rnПри всех имеющихся отличительных свойствах этих постановок их общим rnнедостатком стала сконцентрированность на какой-то одной стороне жизни rnГ. Тукая — его общественной деятельности, стойкой гражданской позиции, rnвзглядах на искусство, осознании собственного предназначения и rnответственности перед народом и т. д. А это, в свою очередь, практическиrnисключило возможность воплощения нерасторжимого единства творческих, rnсоциальных и общечеловеческих начал в образном решении поэта.
rnТак, к примеру, режиссера Ш. Сарымсакова при первом обращении к драме А.rnФайзи подвело излишнее увлечение хроникальностью, фактографической rnточностью повествования. Перенасыщенность действия событиями, бытовыми rnподробностями в обрисовке тукаевской среды, выведение на сцену огромногоrnколичества вымышленных и реальных исторических лиц, акцент на внешней rnузнаваемости Тукая и его современников, дробность сюжетного развития — rnте черты постановки, которые, по мнению театроведа Г. Арсланова, rnпомешали полноценному раскрытию главной идеи произведения и его rnцентральной фигуры (2, 298)
rnПринцип историзма в решении внешнего облика, характеров персонажей, rnсценического пространства, костюмов, быта (но уже с меныними потерями rnдля полноценного воплощения образа главного героя) сохранился и в rn«Тукае» 1942 года. Оба спектакля, поставленные в эстетике жизненного rnправдоподобия, не позволили вывести образ Тукая за пределы реалий rnпородившей его эпохи и его решение, по сути, ограничилось rnсоцально-классовыми мотивами. Но таково было веление времени. Все rnискусство было поставлено на службу идеологии и безоговорочно rnподчинялось доктрине соцреализма.
rnНе стал новым открытием в области эстетической оценки фигуры поэта в rnмасштабе вечности спектакль 1961 года. Приуроченный к 75-летнему юбилею rnпоэта третий вариант драмы А. Файзи, не выдержав даже одного сезона, rnочень скоро сошел со сцены.
rnТакая же участь постигла спектакль М. Салимжанова. В предложенном rnзрителю новом, оригинальном произведении, вынесенном на суд зрителя в rnдни празднования 100-летия Тукая, личность поэта по инерции оказалась в rnцентре социологической схемы, разделившей стороны конфликта по rnклассовому принципу. И в очередной раз целостное, всестороннее раскрытиеrnобраза Тукая для театра оказалось недоступным.
rnПодобного рода одноплановость трактовок отразилась и на такой rnсущественной составляющей «имиджа» поэта, как его глубинная связь с rnмузыкальным искусством. Напевный мелодический строй поэзии Тукая, rnвыкристаллизованный на фоне его непреходящей любви к народным истокам, rnнациональным музыкально-поэтическим традициям — суть его художественногоrnмироощущения, одна из форм восприятия мира. Этот лейтмотив жизни и rnтворчества поэта татарская советская сцена оставляла без должного rnвнимания, на то были и объективные причины — любое проявление rnнациональной самобытности в те годы всячески пресекалось. Вследствие rnчего музыка в арсенале выразительных средств «тукаевских» спектаклей rnзанимала довольно скромное положение.
rnПринесенная постсоветской действительностью свобода творческого rnсамовыражения, отсутствие препон в утверждении национальной rnсамобытности, поиск новых выразительных средств и приемов открылиrnвозможность для адекватного воплощения на сцене образов героев rnнациональной истории с новых эстетических позиций.
rnВ последние годы наблюдается заметное оживление интереса татарского rnтеатра к личности поэта. Очевидным признаком изменившегося подхода к rnинтерпретации его образа может служить повышенное внимание сценического rnискусства к средствам музыкальной выразительности.
rn120-летие Г. Тукая ознаменовалось появлением драмы «Печән базары» rn(Сенной базар) в постановке Казанского татарского театра юного зрителя rnим. Г. Кариева.
rnВзявшись за сценическое воплощение темы Тукая, режиссер спектакля Р. rnАюпов представил собственную оригинальную историю судьбы поэта и rnбессмертия его гения, облачив повествование в форму своеобразной rnвиртуальной игры с пространством.
rnПредметом исследования режиссера стала как внутренняя линия жизни поэта,rnтак и художественные мотивы его творчества. Р. Аюпов объединил в rnкомпозиции спектакля произведения Тукая и факты его биографии, добавив кrnоблику поэта штрихи из собственных фантазий. Галерею сценических rnобразов наряду с реальными историческими персонажами, современниками rnТукая — Хусаином Ямашевым, Сагитом Рамеевым, Фатихом Амирханом, актерамиrnтруппы «Сайяр» пополнили герой его поэм и поэтических сказок — rnКисекбаш, Шурале, Водяная, Коза и Баран, возникающие по ходу действия в rnроли живых собеседников поэта. Образ самого Тукая представлен rnодновременно в трех ипостасях (маленький Апуш, Тукай в расцвете rnтворчества и тяжелобольной Тукай на закате жизни), воплощенных разными rnактерами.
rnРавноправное участие в сценическом пространстве реальных исторических rnперсонажей, «клонированной» фигуры поэта и образов, рожденных его rnвоображением, безусловно, подразумевало некий композиционный стержень, rnкоторый позволил бы объединить все элементы повествования в единую rnцелостную конструкцию. Р. Аюпов остановил свой выбор на музыке. Помимо rnтрадиционных музыкальных связок, призванных осуществить плавные переходыrnиз одной (сюжетно-бытовой) реальности в другую rn(условно-метафорическую), и легко читаемых знаков национальной истории —rnнетленной мелодии «Тәфтиләү», вальсирующих гимназистов в Аркадьевском rnсаду, живописной сцены восточного базара, решенной в хореографическом rnключе, — особый комментарий к происходящему добавили звуко-шумовые rnэффекты и мелодические заставки, несущие образно-символическую нагрузку.rnТак, ряд ключевых сцен «Сенного базара» сопровождают звуки rnразбивающихся о поверхность воды капель, ассоциирующихся с неумолимым rnходом времени, перед которым не властна человеческая жизнь. Нашли rnприменение и столь характерные для режиссерского стиля Р. Аюпова rnмуыкально-пластические миниатюры-метафоры, органично вписавшиеся в rnобразную плоть спектакля. Особой трепетной музыкальностью пронизаны rnэпизоды явления поэту светлого образа матери, запечатленного вrnего сознании с самого раннего детства. Все ‘ти смысловые музыкальные rnмодуляции рождают на сцене ощущение воздуха и свободного парения в rnбезграничном временном пространстве духа поэта.
rnТак, взаимно переплетая судьбу Тукая и созданные его пером образы, rnпостановщик ретроспективно провел зрителя через зигзаги его нелегкого, rnно яркого жизненного пути и попытался разгадать диалектику души, истоки rnхудожественного мироощущения поэта. Полифоничная музыкальная ткань rn«Сенного базара», явившись символом неразрывной связи поэта со своим rnнародом, вместе с тем сообщила сценическому повествованию rnобщечеловеческий, философский смысл и во всей полноте помогла донести rnмысль о непреходящих художественно-эстетических ценностях, заложенных в rnего творческом наследии, послужившем неиссякаемым ресурсом не только дляrnтатарской культуры, но и для всего тюркоязычного мира.
rnПостановка «Сенного базара» стала одним из значительных театральных rnсобытий Казани 2006 года, вызвав широкий общественный резонанс и массу rnположительных откликов в прессе (4). В том же году на II Международном rnфестивале «Арт-Ордо» в г. Бишкеке она была удостоена самой высокой rnнаграды — «За лучший спектакль». Жюри фестиваля оценило работу rnколлектива следующим образом: «В этой постановке форма и актерская игра rnпредставляли единое целое. Это были две волны, которые помогли раскрыть rnметания поэта и его жизнь» (1). Весомая доля этого успеха бесспорно rnпринадлежит режиссеру по пластике Р. Фаткуллину, автору музыки Ю.Чаплинуrnи хореографу Ф.Янышевой.
rnИной, менее изобретательный способ раскрытия общечеловеческой и rnпоэтической граней натуры Г. Тукая предложил Рашид Загидуллин в rnспектакле «Сөй гомерне» («Люби жизнь»), поставленном с группой молодых rnактеров, влившихся в коллектив Татарского театра драмы и комедии имени rnК. Тинчурина. Традиционно представленная на суд зрителя в канун дня rnрождения поэта (март 2009 г.), эта постановка по своей форме и rnстилистическому решению скорее соответствует жанру rnлитературно-музыкальной композиции. Однако сам режиссер позиционирует ееrnкак камерный спектакль, определяя источником коллизии противоречие rnмежду возвышенным божественным даром поэта и трудными, отнюдь не rnбезоблачными обстоятельствами его жизни.
rnВзяв за основу автобиографическую повесть Г. Тукая «Что я помню о себе» иrnстихи, написанные поэтом в последние годы жизни (1907-1913 гг.), rnпостановщик предпринял попытку воспроизвести на сцене эстетику rnхарактерных для начала XX века литературно-музыкальных вечеров, rnповсеместно проводимых в Казани, Оренбурге, Уральске, Троицке и других rnгородах компактного проживания татар. Как известно, Г. Тукай, будучи rnодним из самых активных участников таких литературно-музыкальных вечеровrnи высоко оценивая их огромное культурно-просветительское значение, rnсыграл немалую роль в популяризации этого знакового явления национальнойrnхудожественной культуры, послужившего одним из факторов ее дальнейшего rnразвития.
rnЖелание высветить эту сторону жизни поэта и послужило для Р. Загидуллинаrnтолчком к созданию своеобразного литературно-музыкального салона началаrnXX века. Внимание постановщика оказалось сконцентрировано не столько rnвокруг поисков оригинальной сценической формы, сколько на соблюдении (в rnкачестве исходного) принципа литературного театра — с его особым rnбережным отношением к слову, проникновенностью в поэтику стиха, rnизысканными манерами. Поэтому наряду с документальной точностью в rnсоблюдении костюмного решения, аристократичным, и несколько rnотстраненным, как того требует жанр, способом актерского существования, rnодной из черт постановки стало присутствие музыкальных знаков, символов rnтого времени. Возникающие по ходу действия знакомые мелодии «Туган тел»,rn«Әллүки», «Тәфтиләү», волнующие душу пронзительные народные напевы, rnвызывая чувство прикосновения к живительным родникам национальной rnкультуры, добавляют емкий, выразительный штрих в создание антуража rnтукаевской эпохи, чему немало способствует живое звучание курая, rnфортепиано и гитары в исполнении самих актеров.
rnЛаконичность выразительных средств и отсутствие очевидных претензий на rnсмелое новаторство привнесло в постановку аромат подлинной старины, rnпозволив окунуться в атмосферу того времени, в котором жил и творил rnвеликий татарский поэт, и еще раз испытать удивительную силу воздействияrnи магнетизм его бессмертных произведений.
rnО широком зрительском успехе спектакля говорить не приходится, нельзя rnпричислить его и к разряду незаурядных театральных событий, но уже само rnстремление режиссера возродить интерес к забытым традициям поэтического rnтеатра, красоте и напевности тукаевского слога, бесспорно, заслуживает rnвнимания.
rnТем не менее стоит отметить, что постановка вызвала определенный интересrnу публики. В апреле 2010 года под патронажем Министерства иностранных rnдел Турецкой Республики и при поддержке Министерства культуры Татарстанаrnв крупнейших городах Турции Анкаре и Стамбуле прошли праздничные rnмероприятия, посвященные 124-летию Г. Тукая. Спектакль тинчуринцев, ставrnукрашением праздника, был «принят с теплотой благодарными зрителями» ( rn3).
rnПриведенные выше примеры обращений татарской сцены к личности Г. Тукая иrnстоль разные способы музыкальной интерпретации его образа rnсвидетельствуют о потенциальных возможностях театра средствами rnмузыкальной выразительности открывать новые грани натуры поэта, rnпостигать внутренние мотивы, движущей силы его гениальных творений.
rnДоказательством того, что «Тукай и музыка» — тема для театрального rnискусства актуальная и востребованная, может служить появление оперы Р. rnАхияровой «Любовь поэта» на либретто Р. Хариса.
rnВ настоящее время татарская культура находится в ожидании еще одного rnсобытия, которое также может стать знаковым. Казанский татарский театр rnюного зрителя им. Г. Кариева обещает порадовать публику новой rnоригинальной версией переплетения личных и творческих перипетий судьбы rnпоэта. К 125-летию Тукая режиссер Р.Аюпов готовит выход музыкальной rnдрамы «Зәйтүнәкәй» с оригинальной партитурой композитора Э. Галимовой. rnЖанр постановки говорит сам за себя. Воплощение режиссерского замысла rnспектакля, его возможные достоинства и упущения оставляют задел для rnбудущих исследований.rn

rn

rn
rnЛИТЕРАТУРА
rn1.    Абдуллина Г. Достойный спекакль // Татарские края. — 2006. — № 18.
rn2.    Арсланов М. Г. Татарское режиссерское искусство (1906-1941). — Казан: Татар. кн. изд-во, 1992. — 272 с.
rn3.    Интернет-портал Таtatarlar.ru.
rn4.    См. о спектакле: Ибрагим X. В молодежном театре  — «Сенной базар!»rn// Идель. — 2006. — № 2; Зайнуллина Г. Сенной базар навсегда // rnРеспублика Татарстан. — 2006. — 21 февраля: Галимҗанова Л. Тукай язмышы -rnсәхнәдә // Шәһри Казан. -2006. — 3 февраль; Бариев Р. Печән базары // rnВатаным Татарстан. — 2006. — 8 февраль; Сабирова Р. Сәхнәдә туган пьеса —rn«Печән базары» // Ялкын. — 2006. — № 4; Галиуллина М. Бакыйлыктан аваз rnсала Тукай / Мәдәни җомга. — 2006. — 3 февраль; Кыдашева З. «Бер заман rnбардым печән базарына» // Татарстан яшьләре. — 2006. — 9 февраль; rnМөхәммәтова Р. Печән базары яки… язылмаган әсәр // Сабантуй. — 2006. -rn22 апрель.

rn

rn

rn(Источник/Чыганак: Г.Тукай мирасы һәм милли-мәдәни багланышлар//Г.Тукай тууынаrn125 ел тулуга багышланган халыкара фәнни-гамәли конференция rnматериаллары. — Казан, 2011)rn

rn


rn

rn rn

rn

Комментарий язарга


*