ТАТ РУС ENG LAT
Халык Тукайны олылый, бөекли, инде әллә ничә буын аңа иман китереп, күңелен түгә. Ни өчен? Хикмәт нәрсәдә? Һәр милләт, һәр халык — кавеменең исәбе-санына, җиренең зурлыгы-киңлегенә...

Юнусова Гузель (Казань) Колыбельные песни Г.Тукая и татарский фольклор

rn
rnСреди татарских народных песен на слова Г. Тукая есть образцы, которые rnпринято относить к детскому фольклору. Первое место среди них по rnмногочисленности принадлежит колыбельным песням. Два произведения поэта rnнепосредственно имеют отношение к данному жанру. Это «Авыл хатынының rnбала тирбәткәндә өмидләре» («Надежды деревенской женщины. баюкающей rnребенка») и «Бишек җыруы» («Колыбельная песня»). Но и в других его rnстнхотворениях встречается упоминание о колыбельной песне, например в rnпроизведении «Туган тел» («Родной язык»), или обращение к младенцу в rnсочинении «Бишектәге балага», являющимся переводом с русского языка rn«Дитя в люльке» (из Шиллера) М. Лермонтова. Появление таких произведенииrnв творчестве Г. Тукая неслучайно. Как известно, он рано остался сиротойrnи не познал в полной мере материнской любви. Однако ему самому rnприходилось в детстве выступагь в качестве няньки, утешая и укачивая rnребенка. Об этом он рассказал в своем автобиографическом очерке «Исемдә rnкалганнар» («Что я помню о себе»):
rn«Сәгъди абзыйның бер ир баласы дөньяга килгәнгә, мин, әни эштә чагында, һәрвакыт шул баланы юатып, тирбәтеп утыра идем» (1, 22).
rn«…перед самой веснойродился у дяди Сагди сын, и, покамать была наработе. я нянчил его» (2, 17-18).

rnВидимо, этот опыт, а также впечатления от ухода за младенцом приемной rnматерм сказались на использовании в стихотворениях «Авыл хатынының бала rnтирбәткәндә өмидләре» и «Бишек җыруы» некоторых характерных для народныхrnколыбельных песен зачинов. Среди них: «Әлли-бәлли итәр бу» rn(«Баюшки-баю») и «Йокла, угьлым, йом күзең» («Спи, сынок, закрой rnглаза»).
rnМежду указанными двумя стихотворениями Г. Тукая есть как сходство, так иrnразличие. «Надежды деревенской женщины, баюкающей ребенка» было rnопубликовано в 1907 году в сборнике «Третья тетрадь». Оно состоит из rnдесяти четверостиший. Значительно меньше по размерам «Колыбельная rnпесня», которая появилась два года спустя и вошла в цикл «Балалар rnкүңеле» («Детские настроения»). Цикл «Балалар күңеле», очень популярный rnдо сих пор в детской аудитории, состоит из двадцати одного rnстихотворения. Многие из них нашли свое воплощение в народном и rnкомпозиторском творчестве. Это «Туган тел» («Родной язык»), «Бала белән rnКүбәләк» («Малыш и Мотылек»), «Кәҗә белән Сарык хикәясе» («Сказка о Козеrnи Баране»), «Карлыгач» («Ласточка»), «Җир йокысы» («Сон земли»), «Кышкаrnбер сүз» («Обращение к зиме») и другие. Три из четырех четверостиший rn«Колыбельной песни» с небольшими изменениями повторяют отдельные rnфрагменты стихотворения «Надежды деревенской женщины, баюкающей rnребенка». Можно сказать, что данные произведения поэта являются rnразличными вариантами одной и той же темы. Сатирический характер rnсвойственен стихотворению «Надежды деревенской женщины, баюкающей rnребенка». Он создается разными приемами. В народных колыбельных песнях rnнередко встречается описание предстоящей счастливой жизни ребенка после rnокончания им обучения в Бухаре, в медресе и школе. Пожелание получения rnхорошего образования — ведущий мотив в татарских колыбельных песнях. rnЕсть такое и в этом произведении Г. Тукая. Но оно приобретает здесь rnоттенок чванства, подчеркнутое хвастовством матери, надеждами на rnупрочение ее собственного положения в обществе. Кроме того, радужная rnкартина благополучного будущего в этой колыбельной песне связана у поэтаrnс приобретением статуса муллы. Г. Тукай упоминает в связи с этим rnопределенные факты общественной жизни России, а именно сдачу экзамена в rnМагометанском духовном собрании в Уфе для получения звания муллы или rnмуэдзина. Данное обстоятельство ранее уже подверглось сатирическому rnосмеянию. Так в примечании к этому стихотворению есть пояснение, что rnкарикатуру на указанное явление напечатали в 1906 году в журнале «Уклар»rn— «Стрелы» (3, 362-363). Довольно большой раздел из «Надежд деревенскойrnженщины, баюкающей ребенка» был опубликован в сборнике «Татар халык rnиҗаты. Балалар фольклоры» («Татарское народное творчестве Детский rnфольклор») в качестве образца народной колыбельной песни (4, 22). Этот rnматериал взят из рукописной тетради. Возможно, он представляет собой rnвсе-таки переписанный фрагмент из рассматриваемого произведения поэта. rnИ, наконец, язык некоторых строк этой колыбельной песни Г. Тукая из-за rnповторов отдельных слов явно комедийного характера:
rn

rn

rnГыйззәтем бу, кадрем бу,
rnМинем йөрәк бәгърем бу;
rnКуанычым, шатлыгым —
rnБу, бу минем бу, бу, бу (3, 182).
rn
rnКто дороже мне, чем ты?
rnПлотъ от плоти моей ты,
rnЖизнь моя, покой и радость —
rnТы, сынок, один лишь ты (5, 64).

rn

rn

rnТаким образом, в сочинении «Надежды деревенской женщины, баюкающей rnребенка» происходит пародирование на основе типичного для сатирических rnстихов Г. Тукая приема использования атрибутов определенных народных rnпесен, в данном случае — колыбельной.
rnДругое стихотворение — «Бишек җыруы» — традиционно лирического rnнастроения, характерного для данного жанра. Отдельные его четверостишия rnиногда в несколько измененном виде и совпадающие как было уже указано с rnфрагментами «Авыл хатынының бала тирбәткәндә өмидләре» можно найти в rnмузыкальных записях колыбельных песен С. Габаши (6, 174), М.Музафарова rn(7, 39), М. Нигмедзянова (8, 109-110; 9, 60-61), Р. Исхаковой-Вамбы (10,rn82), Е. Смирновой (11, 110) и других. Они зафиксированы в самой rnрес-публике, а также за ее пределами от представителей различных групп rnтатарского народа. Одна из распространенных мелодий колыбельной песни наrnслова Г. Тукая — напев книги «Бадавам». Фольклористы-музыковеды rnотмечают использование книжных напевов, баитов, мунаджатов и даже rnпричитаний в качестве мелодий колыбельной песни, как соответствующих ее rnспокойному темпу, неболыному звуковому диапазону, определенной rnмонотонности. Но все же напевы упомянутой книги, а также песен «Туган rnтел», «Тафтиляу» и «Хасбулат удалой» занимают по распростра-ненности rnособое место в татарском народном музыкальном творчестве. С мелодией rn«Бадавам», например, опубликованы песни «Көнлекче карт бәете» (10, 115 rn), «Иртә» на сл. Г. Тукая (8, 108). По ритмике с ней связывают песни rn«Икәүләп уйнар идек» (8, 90), «Ай-һай ла» (8, 135) и другие.
rn
rnЛИТЕРАТУРА
rn1.    Тукай Г. Исемдә калганнар: шагыйрьнең ятим балачагы турында хикәя. — Казан: Татар. кит. нәшр., 1990.
rn2.    Тукай Г. Что я помню о себе / перевод Б. Аитова // Габдулла Тукай. Избранное. — М.: Советская Россия, 1975.
rn3.    Тукай Г. Әсәрләр: биш томда. — Казан: Татар. кит. нөшр., 1985. I т.
rn4.    Бишек җырлары // Татар халык иҗаты. Балалар фольклоры. — Казан: Татар. кит. нәшр., 1993.
rn5.    Тукай Г. Надежды деревенской женщины, баюкающей ребенка / перевод rnВ. Лунина // Тукай Г. Избранное. — М.: Художественная литература, 1986.
rn6.    Милли моңнар. Төрки-татар көйләре (С. Габәши язмалары буенча) / төз.-авт. Г. М. Макаров. — Казан: Мәгариф. — 2002.
rn7.    Музафаров М., Виноградов Ю., Хайруллина 3. Татарские народные песни. — М.: 1964.
rn8.    Нигмедзянов М. Татарские народные песни. — Казань: Татар. кн. изд-во, 1984.
rn9.    Нигъмәтҗанов М. Татар халык җырлары. — Казан: Татар, кит. нөшр, 1976.
rn10.   Исхакова-Вамба Р. Татарские народные песни. — М.: Советский композитор, 1981.
rn11.    Песни Татарской Каргалы / сост., общ. ред., вступит. ст. и коммент. Е. М. Смирновой. — Казань, 2005.
rn

rn

rn
rn(Источник/Чыганак: Г.Тукай мирасы һәм милли-мәдәни багланышлар//Г.Тукай тууынаrn125 ел тулуга багышланган халыкара фәнни-гамәли конференция rnматериаллары. — Казан, 2011)rn

rn


rn

rn rn

rn

Комментарий язарга


*